21.11.2017 Интервью Сергея Жигарева болгарскому изданию "Аспект"

« Глобализация инновационной экономики и программа цифровизации экономики России даст огромный импульс развития для страны. Через восемь лет показатель современной цифровой российской экономики достигнет 40 процентов, против сегодняшних 2,5 процентов». Это лишь небольшая часть тем, которую председатель Комитета Государственной Думы по экономической политике, промышленности, инновационному развитию и предпринимательству Сергей Жигарев затронул в беседе с журналистами болгарского издания «Аспект» во время визита в Болгарию 13-15 ноября 2017 года. Отношения России, Болгарии и Европейских странам, экономическая ситуация в России, перспективы и направления развития, плюсы и минусы политики санкций и ограничений со стороны западных стран для Российской Федерации. Об этом и многом другом - интервью Сергея Жигарева.


Интервью С.А. Жигарева  журналу «Аспект» 

(г.София, ноябрь2017 г.)

- Сергей Александрович, Россия смогла пережить санкции, низкие цены на нефть и двухлетний экономический спад. Можно ли сегодня говорить о том, что самое худшее уже позади и впереди ждут лучшие времена?

 

- Конечно. И это не просто мое субъективное мнение. Об этом говорят цифры. Но давайте сперва уточним, что речь идет о крайне несправедливых санкциях. Это не то оружие, которое должно применяться в XXI веке. До сих пор санкции не помогли решить ни одну политическую проблему. В сущности, санкции, о которых мы говорим, имели две задачи – замедлить экономическое развитие России и спровоцировать внутриполитическое недовольство. Этого не произошло. Произошло обратное. Санкции заставили нас перестроить экономику и стать более сильными. Лучше всего это заметно в сельском хозяйстве. На сегодняшний день мы являемся самым крупным в мире экспортером зерна. Мы полностью восстановили индустрию машиностроения для нужд сельского хозяйства. Создали площади, на которых круглый год выращиваются овощи и фрукты. Полностью изменили логистику движения продовольственных товаров в стране. В целом, можно сказать, что конкретно в этой области Россия сегодня сильнее, чем прежде.

 

- Есть ли другие области, где санкции не только не навредили России, но и помогли лучше справиться с проблемами?

 

- Сфера высоких технологий, особенно военно-промышленный комплекс. Сегодня производство всех необходимых составляющих в сфере высоких технологий в одной стране невозможно. Смотрите, «айфоны» собирают в Китае, а комплектующие к ним производятся от Финляндии до Гонконга. Так и в военно-промышленной области. Здесь мы смогли сделать невозможное и производим все необходимые компоненты для этой сферы на нашей территории. Между прочим, мы не считаем это самым лучшим вариантом. Просто мы вынуждены поступать таким образом и надеемся, что это временные меры. Важно, что попытки отгородить Россию от высоких технологий провалились. Да, существуют строгие ограничения при доставке технологий и современного оборудования в сфере добычи нефти и газа. Но обратите внимание на следующий факт. Все, что делают американцы, меньше всего вредит им самим и больше всего – европейцам. Американцы сотрудничали с нами в области развития титановой продукции и сейчас продолжают сотрудничать. Единственное совместное предприятие компании «Боинг» за пределами США находится здесь, в России.

 

- Помню, когда против России были введены первые санкции, некоторые аналитики говорили, что это может даже помочь российской экономике стать более инновационной. Помогло ли или совсем нет?

 

- Помогло. Раньше доходы от продажи нефти и газа составляли 70% нашего бюджета. Сейчас эта доля упала до 40%. И это при условии, что цены на нефть растут. От экспорта зерна мы сегодня получаем больше, чем от экспорта оружия. Дефицит бюджета у нас составляет менее одного процента. Это один из самых лучших показателей в мире. Повторю, санкции – это плохо. Они отражаются на наших экономических связях с другими государствами. Они отразились и на наших отношениях с Болгарией. Насколько я помню, Болгария теряет около 150 млн. евро в год в связи с невозможностью экспортировать сельскохозяйственную продукцию в Россию.

 

- Слушая Вас, Сергей Александрович, складывается впечатление, что Вы бы хотели, чтобы санкции никогда не были сняты. Если они настолько позитивно влияют, почему Вы боритесь за их отмену?

- Для наших товаропроизводителей это действительно так. Особенно это касается малого и среднего бизнеса. У нас настоящий бум в создании сыроварен, мелких ферм, которые производят продукты питания. Они, конечно, довольны санкциями, так как их продукция реализовывается. Мы, однако, не считаем, что эта ситуация должна продолжаться вечно.

 

- Проявляют ли крупные западные инвесторы интерес к России? Можно ли сказать, что они уже оправились от шока, вызванного санкциями, и снова готовы вкладывать деньги в Россию?

 

- В этом году приток западных инвестиций вырос в два раза, по сравнению с прошлым. Но это не совсем те инвестиции, в которых мы нуждаемся. Это финансовые инвестиции, имеющие спекулятивный характер. Нам нужны инвесторы, которые строят предприятия, создают высокоэффективную экономику, рабочие места. Такие инвесторы никуда не исчезли. Даже после вступления в силу санкций. Возможно, они каким-либо образом подстраховались юридически, получили согласие своих правительств, в том числе и в нефтегазовой области. Компания Shell никуда не уходила, BP и Total тоже. Они продолжают работать в России. Нефтегазовые проекты с Болгарией также продолжают существовать. Так что санкции не повлияли на действительно крупные деньги. Конечно же, санкции создали определенные препятствия. Проектов могло бы быть гораздо больше. Таких инвесторов мы ждем и уверены, что они придут. И еще одно важное уточнение. Когда говорим о санкциях против России, мы имеем в виду небольшую часть мира, которая называется Европа, и в определенном смысле США. Но если посмотреть на глобус, Вы увидите, что мир немного больше. Со стороны Азии, азиатско-тихоокеанского бассейна нет никаких санкций. Точно наоборот. Сегодня Китай является нашим партнером номер один. Мы движемся в направлении Азии. У нас прекрасные отношения с Японией и с Южной Кореей, независимо от давления США. На практике эти санкции заставили Россию вернуться к своим восточным корням.

 

- Вопрос в том, могут ли экономические отношения с азиатскими государствами компенсировать не настолько хорошие отношения с европейскими странами.

 

- Эта компенсация уже налицо. Не будем забывать, что Китай является второй экономикой в мире. А в азиатском регионе Китай первый. Так что то, что мы потеряли в Европе, мы компенсировали благодаря отличным отношениям с Китаем. Это показывают и частые контакты между нашими первыми лицами, начиная с двусторонних визитов и заканчивая международными форумами, на которых они постоянно встречаются. Там не существует таких сложностей, как при контактах с Трампом.

 

- Хорошо, однако, тут возникает еще один важный вопрос. Может быть не столько экономический, сколько политический и даже философско-культурный. Все чаще обращая свой взор к Азии, не теряет ли Россия интерес к Европе, не забывает ли свои европейские корни?

 

- Нет, потому что Европа для нас была и остается крупнейшим торговым партнером. Мы поставляем в Европу свои энергоресурсы. Европейцы экспортирует большие объемы своих товаров к нам. Нужно просто найти разумный баланс, при котором, если будут проблемы с конкретным регионом, мы могли бы компенсировать их в других регионах. Да и в природе нет пустых мест. Когда европейцы ушли с российского рынка по каким-то причинам, туда пришли турки, китайцы и южнокорейцы. Мы живем во времена рыночной экономики. Не политика определяет экономику, хотя она и влияет на нее. Так что, если европейцы решили отказаться вести бизнес с Россией, обязательно на наш рынок придут другие. Мы говорим о стране со 150-милионным населением. Здесь представлена вся минерально-сырьевая таблицы Менделеева. Здесь очень интересная логистика из Азии в Европу. Существуют прекрасные законы о поддержке инвесторов. Так что, если не хотите зарабатывать деньги у нас, пожалуйста, нет проблем, другие придут зарабатывать деньги.

 

- Поскольку речь зашла об отношениях по линии Россия-ЕС, скажите и о Болгарии. Интересны ли мы вам? Можете ли сказать, что думаете и на тему неосуществленных совместных энергетических проектов.

 

- Очень сожалею, что эти проекты не были реализованы. Первое, что хочу сказать, что еще ребенком два года я жил в Болгарии. Мой отец работал на Болгарском телеканале, который в то время был единственным, и здесь я пошел в школу. Для России Болгария всегда была близкой и дружественной страной. Поэтому мы воспринимаем такие проекты, как «Южный поток», не столько с точки зрения экономической целесообразности, сколько эмоционально, сердцем. Для нас болгары – братья-славяне. А когда делаешь что-то для своего брата, то это может даже пойти тебе во вред. Помните, как мы вас поддерживали, начиная со времен царской России и заканчивая советским периодом. Да, были тяжелые моменты в нашей совместной истории, но все же, согласитесь, хорошего было больше, чем плохого. Есть очень важный момент в данном случае. Мы не можем избегать друг друга. Мы исторически находимся близко друг к другу. Мы близки генетически. Мы находимся в одной ментальной группе. Намного лучше понимаем друг друга, чем англичан или американцев. Наши культуры очень близки, по сравнению с остальными. Да, мы переживаем сложный период в плане взаимопонимания с нашими европейскими коллегами. И понимаем, что это плоды влияния на европейцев извне.

 

- Давайте уточним, что значит «влияние извне».

 

- Государство, которое осложняет отношения Европы с Россией, в сущности, не несет никаких экономических потерь. Теряют только европейские экономики. Мы просто призываем наших европейских партнеров быть самостоятельными, принимать собственные решения. Что такое русская угроза для Европы? Несерьезно говорить об этом. Очень любят приводить пример Крыма, оправдывая тезис о «русской угрозе». Но любой образованный человек знает, что передача Крыма Украине была внутренней советской ошибкой. В целом границы в рамках Советского Союза между республиками были во многом условными. И совсем естественно, что сегодня русские в Крыму хотят вернуться в Россию. Чей Крым? Неужели не русский? Неужели не было пролито огромное количество русской крови там? И европейцы прекрасно это понимают. Постоянно в Крым приезжают парламентарии различных государств – Италии, Франции. В Крыму не произошло того, что было в Косово, в Сирии. В Крыму не было ни одного убитого или раненого. Присоединение стало абсолютно добровольным. Так что это необходимо принять. Более того, свободное самоопределение народов предусмотрено уставом ООН. Давайте будем уважать такие документы.

 

- Думаете ли, что европейские правительства могут действовать самостоятельно, или они обязаны всегда выполнять то, что им скажет Вашингтон?

 

- Сегодня тон европейской политике задает Германия. В свое время генерал Ермолов говорил так: «Кто управляет Кавказом? Тот, у кого крупнейшая армия». Кто управляет Европой сегодня? Тот, у кого крупнейшая экономика. Сегодня крупнейшей экономикой является германская. К сожалению, вместо того, чтобы работать на благо европейских государств, Европейский союз навязывает им тяжелейшие оковы. Вместо того чтобы развивать собственные экономики, вы добровольно накладываете ограничения на производство тех или иных товаров или на открытие новых рабочих мест. После чего используются дотации из ЕС с целью компенсации бюджетных потерь отдельных государств. Видим, что случилось с Грецией. Видим, что происходит с Болгарией. Нам, конечно, обидно. У вас есть колоссальный потенциал с точки зрения вашего географического положения, логистики, производства сельскохозяйственной продукции, развития промышленности. Вы вообще не используете эти возможности. Тогда зачем нужно было присоединяться к ЕС? По-моему, нужно куда-то вступать, если такое членство сделает вашу жизнь лучше. Если жизнь стала хуже, какой смысл в присоединении? С2007 г. вы член ЕС, но вас не пускают в Шенген. У вас не введена и единая валюта. А может вам она и не нужна. Может быть, пришло время вернуть страну себе?

 

- Каковы, по вашему мнению, наиболее серьезные проблемы в отношениях Болгарии и России? Конечно, нужно учитывать, что мы член ЕС и в контактах с вами должны исходить из предварительно принятой общеевропейской позиции.

 

- Именно это создает проблемы между нами. У России есть один главный принцип – не вмешиваться во внутреннюю политику других государств. И мы хотим договариваться с такими лидерами, которые держат свое слово. Мы, к примеру, прекрасно понимаем, что решение о прекращении строительства «Южного потока» было навязано Болгарии извне. Ведь сейчас в Европе, особенно в тех странах, которые были частью социалистической системы, любят рассказывать, как они ужасно жили. А чем отличается режим ЕС от того, советского? При том режиме, по крайней мере, строились школы, дороги, развивались национальные экономики. Было понимание, взаимодействие. А общее между тем, что было тогда, и тем, что получается сейчас, – в обоих случаях нет собственной внешней политики.

 

- Почему, по вашему мнению, так происходит?

 

- Кто-то может сказать, что такова судьба всех небольших государств. Но это неверно. Есть небольшие страны, которые ведут самостоятельную внешнюю политику. И извлекают из нее пользу. И, образно говоря, не подчиняются приказам начальников.

 

- Президент Владимир Путин поручил разработать программу развития российской экономки до 2025 г. Что конкретно делается в этой области?

 

- Сегодня мы говорим о цифровой экономике. Мир стремительно меняется. Всего лишь несколько лет назад мы не понимали, что значит цифровая экономика в бытовом плане. А она затрагивает все. Роботы, искусственный интеллект, квантовые компьютеры. Какие будут последствия? Огромные возможности развития экономики и огромный социальный минус. На смену определенным профессиям придут новые технологии. Исчезнут многие медицинские специальности, но появятся новые. Вырастет продолжительность жизни. Вероятно, будут решены проблемы, которые волновали человечество на протяжении долгих веков. В этом отношении России повезло. Дело в том, что мы никоим образом не регулировали развитие цифровой экономики. И случился бум российских компаний. У нас есть свой интернет-поисковик – Yandex, свои социальные сети – «Вконтакте» и «Одноклассники», свой почтовый сервер – mail.ru, лучшая в мире антивирусная программа – Kaspersky. Но сегодня отсутствие цифрового законодательства уже скорее минус, чем плюс для крупных компаний.

 

- Не скромничайте, добавьте к своим достижениям и лучших в мире хакеров. Ведь это они решают, кто выигрывает выборы во всех странах.

 

- Скажу так. Хакеры – это преступники. Мы делаем то же самое, что происходит в любом другом нормальном государстве, – арестовываем их. Они международные преступники, у них нет национальности. Это люди, у которых нет никакого национального чувства. Они руководствуются какими-то наднациональными идеями, работают по глобальным проектам. Я бы их назвал IT-троцкистами. Миф, который создали противники президента Трампа, – о том, что Россия каким-то образом повлияла на выборы в США, – крайне несерьезен.

 

- По сути, это колоссальный комплимент для России. Если вы способны выиграть выборы в США, отделить Великобританию от Евросоюза, – значит, вы гении.

 

- Если бы мы действительно могли повлиять на выборы в США, их выиграл бы не Дональд Трамп, а «Единая Россия». Я полностью поддерживаю президента В.В.Путина, который заявил, что мы не имеем никакого отношения к этим выборам. Весь этот скандал был выдуман с одной-единственной целью – максимально дискредитировать президента Трампа и не позволить ему выстроить хорошие отношения с Россией. А он понимает, что с Россией отношения должны быть хорошими. Без нас он не может решить ни одну из внешнеполитических проблем, справиться с которыми обещал американскому народу. Без России он не достигнет успеха ни в Сирии, ни в Северной Корее.

 

- Можете ли объяснить, почему политический истеблишмент в Вашингтоне – как демократы, так и республиканцы – так ненавидят Трампа?

 

- Они мучают его, потому что считают выскочкой в политике. Во всем мире традиционные политики не любят таких людей. Политики поддерживают друг друга и прощают, только если видят себеподобных. Когда же появляется какой-то новый политик, неопытный, но достаточно яркий и успешный, коллеги не будут испытывать к нему симпатию.

 

- Сможет ли Трамп взять верх над истеблишментом или все же будет отстранен – рано или поздно?

 

- Сейчас идет работа над тем, чтобы он точно не смог получить второй мандат. То, что в США постоянно идет речь о том, как мы выиграли для него выборы, – всего лишь один из способов скомпрометировать Трампа. Видите ли, нам абсолютно все равно, как зовут американского президента. Мы будем работать с любым, кого изберет американский народ. А он должен действовать единственно в интересах своих соотечественников, а не в зависимости от того, с какими странами он предпочитает сотрудничать.

 

- Хорошо, однако реально ли ожидать, что Трамп будет работать над отменой санкций против России?

 

- Повторю еще раз, что экономика США, в отличие от экономики стран ЕС, вообще не страдает от этих санкций. Как не страдают и наши совместные с США проекты ни в космосе, ни в авиации, ни в какой-либо другой сфере. И, конечно же, российская экономика тоже теряет, потому что если бы не санкции, она была бы гораздо более успешной.

 

- Вернемся к теме планов развития экономики России до 2025 года.

 

- Речь идет, прежде всего, о создании новых высокотехнологичных российских компаний. Необходимо и понятное законодательство, которое бы регулировало их работу. Цифровая экономика сейчас составляет 2,5% всей российской экономики. Нам бы хотелось, чтобы к2025 г. этот показатель вырос до 40%. Это абсолютно возможно, поскольку цифровая экономика растет огромными темпами. И так во всем мире. IT-технологии легко преодолевают границы, языковые барьеры. Там нет таможенных сложностей. Мы говорим о товаре, который, например, произведен в России, а на следующий день уже попадает в Новую Зеландию. Произведен в Австралии, а на следующий день он в Исландии.

 

 

- В начале следующего года в России пройдут президентские выборы. Какое влияния они окажут на российскую экономику?

 

- Сейчас в России установилась политическая стабильность. И она охватывает все сферы жизни. На предстоящие выборы мы смотрим как на гарантию того, что стабильность сохранится. Имею в виду такую стабильность, которая ведет к развитию, а не застою. Очень важно здесь понять одну вещь. У всех нас своя история, свой образ мысли, свои национальные традиции. Мы уважаем все это и у других народов. И очень просим, чтобы наш выбор тоже уважали. Независимо от того, что другие о нем думают. Сейчас в России существует реально работающая демократия. У нас есть свобода слова, свобода выбора, свобода перемещений, свобода заниматься бизнесом. Есть только одно требование – уважать законы Российской Федерации и традиции, которые в Российской Федерации существуют. Мы многонациональное государство. Мы очень болезненно пережили распад Советского Союза. Для нас это колоссальная трагедия. Мы пережили это в нашем сердце. Но разумом, однако, мы понимаем, что прошлое нельзя вернуть, да и не надо его возвращать. Нужно идти вперед. 90-е годы были очень непростым для нас временем. Страна стояла на грани распада, сепаратизм на Кавказе был страшный. Огромной проблемой были террористические организации на территории России. Вспомните взрывы в жилых домах, нападения на роддомы, заложников в театре в Москве. Мы пережили все это. Знаем, насколько противник страшен. Поэтому хотим, чтобы нас понимали и уважали наш выбор. Ни в коем случае мы не хотим возвращаться в 90-е. И никому никогда не позволим оказывать влияние на нашу политику. Да, был такой период, как раз в 90-е, когда мы верили, что все надо разрешать. Мы тогда думали, что наши добрые намерения оценят. К сожалению, развитие событий на международной арене показало, что там преобладают цинизм и поиск любой ценой своей выгоды. Именно поэтому пресловутую широкую русскую душу нужно «подзакрыть». Мы должны быть прагматичными в своей внешней политике.

 

- Вы несколько раз повторили, что выбор россиян нужно уважать. А кто его не уважает?

 

- Мы видим комментарии мировых СМИ. Видим, как постоянно оскорбляют и нашего президента, и наш выбор. Постоянно атакуют политические процессы, которые происходят в нашей стране. А единственное, что мы говорим,– уважайте наш выбор так, как мы уважаем ваш. Мы никогда не обсуждаем ни качества иностранных политических лидеров, ни сколько лет они у власти. Несмотря на то, что достаточное число из них у власти более продолжительный срок, чем наш президент. Мы не позволяем себе делать по этому поводу некрасивые политические высказывания, поскольку речь идет о демократическом выборе народа. Ни наши СМИ, ни политики не критикуют выбор, сделанный народом в других государствах.

 

- Сергей Александрович, будьте честным при ответе на следующий вопрос. То, что в настоящий момент Владимиру Путину нет альтернативы, – хорошо ли это для развития демократии в России?

 

- Давайте я Вам задам вопрос, используя пример из бокса. Когда Мохаммед Али был на вершине своей карьеры, у него тоже не было альтернативы. Было это хорошо для бокса или нет?

 

- Всегда, когда есть больше равных игроков, – лучше.

 

- Лучше с точки зрения того, что интереснее смотреть. Владимир Владимирович – прекрасный политик и, без сомнения, является исторической фигурой, которая останется в российской истории. То, что он сделал для России сегодня, никакой современный российский политик не делал. У него нет конкурентов. А жизнь продолжается. История России насчитывает свыше тысячи лет. В этой истории есть как хорошие, так и не столь хорошие управленцы. Надеемся, что мы перешли к стадии, когда у нас будут только хорошие управленцы.

 

- А когда придет время для улучшения российско-американских отношений?

 

- Я уверен в том, что президент Трамп хочет, чтобы произошло это улучшение. Вероятно, Вы помните, что, когда к власти пришел Барак Обама, в начале у нас были очень хорошие отношения. Все проблемы с Вашингтоном начались после 2010 года. Тогда Россия начала активно возвращаться на международную арену. До этого Вашингтон отмечал единственно Китай как некую силу, которая, возможно, в будущем может представлять вызов американской гегемонии. И основная цель Вашингтона сегодня – устранить Россию с международной арены. И опять иметь только одно единственное мнение. Мы, однако, не согласны с этим подходом. Вы сами сказали, что лучше, когда игроков как минимум два. И в то же время хотите жить в однополюсном мире, где есть лишь одно действующее лицо. В тот момент, когда Россия заявила о себе как о серьезном игроке, на нее начались атаки по всем направлениям – против наших спортсменов, против нашего президента, вымышленные истории о том, что мы вмешиваемся во внутренние дела других государств… Поверьте мне, это ничего общего не имеет с истиной, а говорит только о желании изолировать Россию. Только это невозможно. Посмотрите на глобус. Нельзя изолировать одну шестую часть суши. Только при одном условии это может быть осуществлено. Или Вашингтон улетит на Марс, или мы туда улетим. У нас такого желания определенно нет. Так что ждем, когда Вашингтон туда отправится.

 

- И все же, возможно ли «потепление» в ваших отношениях с Соединенными штатами?

 

- Видите ли, американцы, которые занимаются экономикой, – прагматичные люди. И независимо от существующего напряжения в наших внешнеполитических отношениях это не отражается на экономике. Собаки лают – караван идет.

 

- И наконец хотел бы поговорить более подробно об отношениях между экономикой и политикой. После краха неолиберального консенсуса, который доминировал в мире в последние несколько десятилетий, идет очень серьезный разговор о роли государства в экономике. Нужно ли государству вмешиваться в экономику? И, если ответ положительный, то как точно нужно вмешиваться?

 

- В последние годы вообще много говорится о том, какая политическая система лучше. Поскольку в настоящее время социально-политическое неравенство является ужасным. Как между отдельными государствами, так и внутри государств. Вот мы сейчас с Вами сидим, перед нами стоят стаканы с водой, а 70 миллионов человек в мире ежедневно испытывают ее нехватку. Ситуация усложняется. Даже существуют точки зрения, согласно которым следующие войны могут начаться из-за нехватки воды, из-за доступа к чистому воздуху, из-за возможности жить, создавать семью. Смысл в том, что частный капитал не является социально ответственным. Социально ответственно только государство. Поэтому так важно найти правильный баланс между ролью государства и частного капитала в экономике. Снова вернусь в 90-е годы в России, когда пытались разграбить всю собственность советского времени. Что с ней сделали, куда пошли от нее деньги, которые были вывезены за границу? Видим, куда пошли. На футбольные клубы, на самые роскошные яхты, на песни британских исполнителей. А в России не стало лучше от этого. Не появилось больше детских садов, санаториев, новых дорог, новых предприятий. Нужно, чтобы прошло время, чтобы собственники в России на самом деле почувствовали себя собственниками. Это очень важный элемент. В советской системе было не только хорошее, но и много плохого. И когда другие государства нас обвиняют, что мы им тогда навредили, мы им совсем логично отвечаем – наиболее сильно от советской системы пострадала именно Россия. Десятки миллионов человек уничтожены, самые инициативные, бизнес ориентированные, фермеры, которых тогда называли кулаками. Это был лучший генофонд нации. Нужно время, чтобы снова появились такие люди. Сейчас у нас бизнес начинает понимать свою социальную ответственность. Особенно крупный бизнес. Он занимается благотворительностью, совместным партнерством с государством. В том, что касается других государств, мы никоим образом не стремимся навязать им свою модель. Мы делали это долгое время, не нужно возвращаться к этому подходу. И мы хотим сделать лучше собственную страну. И у нас получается.

 

 

 

 

 

© 2011-2017 «Zhigarev.ru» Разработка и поддержка сайта - J-Vista